город Богодухов и в/ч 63148 - Каталог статей
Фотоальбом

Категории раздела
Мои статьи [9]
В/Ч 63148 [14]
Статьи сослуживцев

Мини-чат

Наш опрос
Уважаемые друзья, где Вы проживаете?
Всего ответов: 1594

Главная » Статьи » В/Ч 63148

рассказ
- Эй, придурок, ты чево сделал? – крикнул один из них в сторону засады дезертира. Ты офицера убил!!!
- Сам ты придурок! –неожиданно близко ответил очень знакомый голос.
- Ян, это что ли ты?
- Я, я!!! Вы чего палите по чем свет!?! Товарищ, офицер, это я – писарь Ян!!! Не стреляйте, я свой – советский из штаба!!!
Послышался треск и из кустов вышел перепуганный однорукий «дезертир».
Убегая подальше от ужасных подробностей свидания, Ян решил срезать путь и рванул через основательно запущенную часть городского парка Патрульную машину он не заметил потому, что в подобных обстоятельствах даже самолет среди деревьев был бы ему не интересен. Вата, напитавшаяся кровью, уже заняла весь размер презерватива и ощутимо давила на жгут. Ян даже боялся думать, что происходило там, где еще утром мирно уживались разноцветные олимпийские кольца, символизирующие дружбу континентов и народов, на них проживающих.
Кинологическая по своему содержанию, и собачья по своей сути команда «Солдат, ко мне!» настолько испугала Яна, что он рефлекторно рванул в направлении ближайших кустов в надежде на спасение. «Стой!» - снова послышалось за спиной. «Погоня!» - мелькнула мысль. Уйти от неё Ян решил просто - отсидеться под густыми ветками. Команды офицера слышались нечетко, но последняя «Стой, стрелять буду!» представляла реальную угрозу и очень его напугала.
Оттолкнувшись левой ногой, он прыгнул в густые заросли и со всего маху налетел на сухую толстую ветку. Раздался щелчок, нога заскользила по отлетающей коре и он удерживая равновесие побежал по инерции, давя ногами сухие ветки, которые хлопали как петарды.
Команда «Стреляю!» - была какой-то неуставной, не настоящей, но выстрел, разорвавший парковую тишину и усилившийся многократным эхо, был страшен! Ян остолбенел, напрягся, и после того как понял, что цел, начал робко вслушиваться в окружавшие его звуки. Знакомый голос, явно обращался к нему. Обозвавшись, Ян выбрался из кустов и направился в телу «убитого» лейтенанта.
- Что с ним?
- Мертвый кажись, не видишь что ли? Сам стреляет – сам спрашивает!?! Ну даёшь!
Присмотревшись к телу павшего, солдаты обнаружили только мертвецкую бледность, но остальные признаки жизни присутствовали. Бицепс не часто, но ритмично дышал, а пульс выдавал стабильных 60 ударов в минуту. Вдруг, лейтенант зашевелился. Его ноги начали движение в плоскости, параллельной плоскости Земли и некоторое время он набирал скорость вхолостую. Открыв глаза, Бицепс первым увидел однорукого и решил, что тот вернулся его добить. Оружия в руках не оказалось, а смотреть в лицо смерти, пришедшей в образе паршивого дезертира, лейтенант не хотел. Он зажмурился и стал ждать пулю.
- Товарищ лейтенант, это я, Ян! – сказал писарь доверительно, максимально - как только позволял жгут, приблизившись к уху оживающего тела. Что с вами? Вставайте!
Говорят, мысли летают в голове быстрее скорости света, а перед смертью человек вспоминает в подробностях всю прожитую жизнь за несколько секунд. Представьте, с какой скоростью и какие именно, летали мысли в голове лейтенанта, который за последние пять минут своей жизни убил, потом был убит сам, потом воскрес и снова, готовясь к смерти, получил помилование?.. Если исключить всё, что можно было озвучить при помощи мата, то в голове лейтенанта жутко свистел ветер!!!
- Ты…ты, что живой? Где автомат? – спрашивал начальник патруля с большим трудом вставая на ноги. Он зря потратил много сил.
- Да нет у меня автомата! – весело сообщил «дезертир». Я был в увольнении, спешил позвонить, ударился рукой, потом спрятал её - что бы было не видно, и хотел в часть уже, а тут вы начали стрелять – выкручивался как мог Ян.
- Расстегивай шинель! Обыскать дезертира! – приказал лейтенант, ничего не поняв из сказанного.
- Я не могу, у меня там рана!
- Какая рана? Что ты несешь? Степук, Ковальчук! – быстро раздевайте его. Где мой пистолет? Дай сюда! – прошипел лейтенант, вырывая оружие из грязных пальцев патрульного - моториста.
Когда полы шинели разошлись, лейтенанту во второй раз стало плохо, очень плохо. Штабной писарь, любимец Командира, стоял в залитых до колен черной кровью штанах, и как бы извиняясь, по -опереточному, тянул навстречу лейтенанту измазанную зеленкой руку с кусками какого то месива багрового цвета. В той области, где у обычного солдата размещаются гениталии, у писаря находилось нечто, больше похожее на кусок кровяной колбасы, примотанный к телу при помощи жгута.
Лейтенант конечно знал, что пуля-дура… Но что бы пуля, выпущенная в стратосферу, могла поразить солдата стоявшего на земле снизу, да и ещё и пробить гениталии…Это было слишком, но все таки было!!! И значило это только одно – он ранил безоружного солдата, любимца Командира и тот теперь истекает кровью, хоть и успел наложить себе в кустах жгут!.. А это значит, что не будет внеочередного звания, не будет перевода и что полковник и жена…
Лейтенант приставил пистолет к виску и уже повторно ничего не вспоминая из прожитого, слегка надавил на спусковой крючок…
- Жгут!!! Откуда жгут? – совершенно без эмоций спросил Бицепс Яна. Ты где был? Где ты его взял? Рука опустилась вниз, пистолет оказался в кобуре.
В заброшенной части парка, спокойно глядя на двух с «половиной» солдат, стоял совершенно седой, но очень молодой лейтенант и абсолютно хладнокровно думал о том, что ему делать дальше.

***

А дальше был путь в военный госпиталь, длительные объяснения с Командиром части по поводу случайного выстрела, неисправного офицерского оружия, бардака в части и выговор с занесением в личное дело. Однако это уже совершенно не интересовало лейтенанта. Он думал, вернее он начал думать и теперь делал это постоянно. Свобода, которая как набирающий баллы шторм, бушевала за забором части, становилась неуправляемой и манила его за собой. Лейтенант понял, что живя в условиях буксующего карьерного роста, он всегда будет опаздывать, всегда будет в списке «прочих офицеров нашей части» или даже ближе к концу этого списка. Он понял, что счастливый билет он уже вытащил и этот «билет» живет с ним, любит его и готов на все, даже принимать ухаживания заместителя командира части, лишь бы ему, обыкновенному лейтенанту, хорошо служилось. Все стало на свои места, все стало понятным. Через месяц лейтенант написал рапорт на увольнение, который был принят руководством без вопросов и откровенного сожаления.
Гражданская одежда сидела на лейтенанте так же нелепо, как и военная форма, но он чувствовал в ней себя совершенно свободно и уверенно. Освобождая квартиру в офицерском доме от скудного скарба, лейтенант выпил с грузчиками, стал веселым и тихонечко мурлыкал веселую песенку. Внезапно входная дверь открылась и на пороге показался заместитель командира части с букетом полевых цветов. Совершенно не обращая внимания на гражданского-лейтенанта он позвал его жену по имени. Показавшись в дверном проеме, жена от неожиданности замерла и сразу оценив ситуацию, довольно резко спросила «В чём дело?». «Зашел выразить, так сказать свои чувства, по поводу Вашего отъезда из нашей части» - мягко сказал заместитель, протягивая букет. «Между прочим, я замужем! И вообще что вы себе позволяете!?!» - ответила жена. Заместитель посмотрел в сторону пьяненького лейтенанта и, как бы не замечая его, повторил – «Я по поводу чувств…».
Алкоголь, снявший все барьеры и комплексы, позволил лейтенанту увидеть весь ужас происходящего. Его не только не уважали, с ним не только не считались, его просто не замечали!!! Кровь залила ему глаза, лейтенант поднялся, спокойно подошел к заместителю, вырвал букет и выбросил его в незакрытую дверь. Разница в росте не позволяла лейтенанту увидеть брезгливую улыбку на лице заместителя, но Бицепс точно знал, что он ухмыляется. Заместитель был высоким плотным мужчиной с брюшком. На лысой голове помещались два больших, похожих на детские, голубых глаза и широченный рот с тонкими губами. Когда заместитель улыбался или усмехался, его лицо становилось похожим на голубоглазого пластмассового пупса с широченной – от уха до уха, черной щелью вместо рта…
Бицепс, прогнулся назад, как будто хотел встать на мостик, а затем резко, что было сил, ударил заместителя головой в брюхо. От неожиданности заместитель пукнул и присел на корточки, став с лейтенантом одного роста. Лейтенант заглянул в глаза обидчику. Он хотел увидеть глаза настоящего соперника-мужчины, ставшего причиной их семейного конфликта и возможно развода! Но увидел животный испуг двухметрового колосса и, как ему показалось, печень, плавающую в пиве… Он положил согнутому на лоб свою маленькую ладошку и что было сил толкнул в направлении раскрытой двери. Заместитель как был в полу-присяде, так вылетел на лестничную площадку, покатившись вниз по лестнице. «Ты его убьешь!!!» - крикнула жена. «Ничего с таким не случится» - спокойно ответил лейтенант. «Ты, ты, ты у меня такой!!!» - повторяла женщина, жена настоящего, хоть и маленького мужчины, крепко обнимая его своими красивыми руками и целуя в макушку.
Лейтенант был прав – заместитель не только остался жив, но и вскоре стал Командиром другой воинской части. Не известно, в армии какой страны он стал генералом, но в сторону чужих жен он больше не смотрел.

***

Начальник военного госпиталя нисколько не удивился раненному в член «дезертиру». Его удивила только система наложения жгута на раненное место и кровопотеря в пятьсот грамм, которая считалась серьезной и требовала срочного переливания донорской крови. Организовав лечение пострадавшему, начальник серьезно подумал о необходимости наладить проведение подобных операций в госпитале, потому что …
Потому, что это был уже восьмой подобный раненный за последние две недели. Бессмысленные половые увечья принимали масштабы пандемии и не переставали год от года удивлять начальника госпиталя - полковника, боевого офицера-медика, привыкшего спасать жизнь, а не выкручиваться перед руководством, объясняя причины подобных ранений, полученных в мирное время. Самострелы на фронте и увечья допризывников он еще мог понять, но когда тебе через два месяца домой … «Уж лучше я сам им туда повшиваю эти, как их там, ушки-шарики…Дурачьё!» - думал полковник. «А что если тоненькую струну от основания и к нижней челюсти. Встал – рот открылся…» Воображение дорисовало дембелей - женихов с открытыми ртами в ЗАГСе и он громко смеясь, покинул госпиталь.
В послеоперационной палате лежало пятнадцать человек. Получив внутривенно первую порцию чужой крови, ранее принадлежавшей некоей гражданке Непридбайло Н.В. и еще два литра белого раствора в пяти баночках, Ян быстро перезнакомился с обитателями палаты. У двух окон лежало четыре ветерана войны. На соседних койках отдыхали братцы-акробатцы, как их все называли. Ребята, решили срочно накачать мышцы, но не рассчитав свои силы, заработали по паховой грыже на каждого и жуткий геморрой на кого-то одного. Уточнять чей именно геморрой Ян не стал, так как оправданно опасался ответной просьбы показать своё ранение… Остальные лишились кто «острого аппендицита» кто куска кишки по причине её заворота на комок армейской каши. Другие были гражданскими и болели «по знакомству» - по просьбе родственников были прооперированы опытным военным-хирургом.
Одна койка в углу, оставалась свободной, но застеленной. «А это чья?» - поинтересовался писарь. «Петуха» - ответил акробатец. Ассоциация со словом петух покорежила и заставила внутренне напрячься. «А почему петух?» «Завтра увидишь!» - ответил другой братец, отворачиваясь к стене.
Остаток дня прошел без особенностей и приключений, наполненный приемом таблеток и поеданием домашней кровяной колбасы ветерана с тромбофлебитом. Получив перевязку сшитого шелковой нитью удава, и сонный укол, писарь уснул. Ночью, сквозь сон, Ян слышал какое-то движение в палате – кого-то переводили в обычную палату, кого-то оперировали, кого-то ругали и кто-то оправдывался. Но к утру все стихло, сон стал глубоким и наполнился цветными гражданскими видениями.
- А-а-а-а-а-а-а… - кто-то негромко закричал из угла палаты. А-а-а-а-а-а – повторил тот же голос, но уже громче и отчетливее.
- А-а-а-а-а-а-а… Да-а-а-а-а-а!!! - все громче и громче вопили в углу.
- Хлопцы, да кто-нибудь, кто ходит! Люди, закройте пасть этому уроду! – попеременно попросили братцы.
- Что, уже пять часов? – отозвался ветеран.
- Мочи петуха – закричал рядовой, лишившийся метра тонкой кишки.
Проснувшись от крика, Ян увидел как над ним и мимо него по направлению к вчерашней пустой кровати, пролетают костыли и подушки.
- Проснись, сволочь! – хором кричали больные. Сестра! Сестра!
В палату вбежала медсестра ночной смены и бросилась к угловой кровати.
- Больной, больной, проснись! Солдат, подъём!
- Что случилось, завтрак? – пробасил голос из угла.
- Заткнись сволочь, ну пожалуйста… - попросил один ветеран.
- Я попрошу доктора, что бы тебе и рот зашили! – сказал второй.
- Люда, ну дай ты ему таблетку какую! Как петух, каждый день в пять утра орёт и орёт. Ну придумай что-нибудь.
- Так это природа! – обиженно отозвался басистый голос. Здесь ничего не сделаешь. А вы костылями…
- Тьфу! – плюнул на пол ветеран, доставая из тумбочки вчерашнюю газету.
Люда разнесла подушки и костыли по обратным адресам и вышла из палаты.
Басистый солдат оказался жертвой народного придания и отзывался на имя Лёха. Готовясь идти в Армию, он с одноклассниками-призывниками испробовал на себе эффект увеличения отдельно взятой части человеческого тела при помощи инъекции борного вазелина. Путем прямого вливания шприцем этого самого вазелина, трое ребят получили кулаки, размером с боксерские перчатки, а Леха член размером с руку. Через полгода, будучи солдатом, он обнаружил, что багровые пятна все больше и больше покрывают его третью руку. С этим он собственно и обратился к своему командиру взвода, который тут же привез его на лечение. Начальник госпиталя четыре часа обрезал и вычищал «руку». В результате Лёха остался не только без «руки», а и обрезанным настолько, что … вам лучше и не знать!
Оружие у солдата можно отобрать, но вот воинский дух - никогда! Так и Лёха, лишившись своего мужского оружия, в душе остался мужиком. По ночам, во сне его душили грудью пышные блондинки. От этого он возбуждался и каждое утро в пять часов начинал напрягаться. Оперированное место наливалось кровью, кожу рвали стягивавшие её нитки. Лёха орал во сне от боли, но продолжал спать! Виноваты наверно были блондинки… За такую точность во времени проявления утренних эмоций он и получил свою обидную кличку.
Через день они сдружились и до самой выписки болели вмести. Подобное притягивает подобное. Скажите нет?

***

Последний дембельский месяц проходил очень быстро. Подробности парковой стрельбы, писарского увольнения и лечения, были обговорены, осмеяны и забыты. На смену им пришли серьёзные заботы по подготовке атрибутов для правильного солдатского дембеля. Умельцы в разных ротах, выдавливали из медных и алюминиевых пластинок детского набора «Веселый чеканщик» рельефные буквы, складывавшиеся в слова «На память о службе» и «ДМБ 89». В каптерках по ночам, военными кутюрье перешивалась, из обыкновенных в дембельские, солдатские парадные формы. Дембельская «парадка» отличалась от обыкновенной чрезмерно зауженным силуэтом в области талии и брюками – дудочками. При застегивании пуговиц, шлица на пиджаке расходилась, подчеркивая упитанность практически уже гражданского зада. Брюки ничего не подчеркивали, а некоторым даже не давали возможности присесть, отчего дембель ехал домой стоя, всю ночь нервно куря в тамбуре плацкартного вагона. Добавьте к парадке аксельбанты и два десятка значков обозначающих, что их обладатель разрядник, победитель и отличник. Да и вообще самый-самый лучший, но уже бывший солдат. В прямой зависимости от забитости родного солдатского села, находилось и количество белоснежных аксельбантов, средним числом три. Даже если забыть про специально утолщенные картоном и выгнутые погоны старшины с огромными золотыми буквами СА, генеральских размеров фуражку и пуговицы ручной работы в виде звездочек, дембель покидал ворота родной части больше похожим на Юрия Куклачева в рабочем костюме, чем на солдата Советской Армии.
А еще в специально купленном чемоданчике-дипломате, рядом с зубной щеткой и запасным комплектом белья лежал дембельский альбом. Вещь по-настоящему бесценная.
Иностранные разведки отдали бы миллионы за то, что бы получить в свое распоряжение хоть один экземпляр такого вот альбома. На картонных страницах, заботливо переложенных папиросной бумагой, помещались бесценные фотографии с изображением советской боевой техники. В самых разнообразных позах, в форме и без неё, на абсолютно секретном оборудовании лежали, стояли и даже пили чай дембеля. Все подробности устройства установок противоракетной обороны, можно было узнать, просмотрев десяток дембельских альбомов. Но иностранные разведки и дембеля не встречались, секреты надежно хранили обшитые куском шинели альбомы, а страна оставалась непобедимой.
Вернувшись из госпиталя, Ян практически перестал общаться с сослуживцами и сосредоточился на дембеле. Место службы позволяло Яну безнаказанно совершать множество мелких должностных преступлений. Пользуясь доверием командования, Ян в соответствии с выдуманными им приказами, присваивал солдатам звания. Таким образом он отправил на гражданку три десятка старшин и штук сорок старших сержантов. Количество обыкновенных сержантов и ефрейторов подсчету не поддавалось, но имело свою цену. Цена выражалась как в рублях, так и в услугах.
В этот раз, правильный альбом стоил Яну звания старшего сержанта для ефрейтора из автороты, а парадная форма - записи в военный билет рядового каптёра Кызылбекова - «присвоено звание старшины».
Последняя дембельская ночь в части, заканчивающаяся обычно пьянкой и мордобоем так и закончилась – пьянкой и мордобоем, но весело и как-то не обидно! Всплывшие из памяти взаимные обиды, были помянуты как на поминках и перед перспективой бессрочного расставания забыты навсегда. Сидя за огромным столом, составленным из тридцати солдатских тумбочек, они тихонько пели под гитару «Уезжают в родные края…» и думали - что же их ждет там - на гражданке?
В пять утра, когда уж все спали, над дипломатом писаря колдовало четыре человека.
- Да открывай быстрее! Бука, что ты копаешься?!?
- Чётась он не даётся…
- А ты его культурно попроси по-литовски!
- Или на иврите…
- Готово, доставай!
В тусклом свете дежурного освещения, в условиях полной секретности проходила необычная операция. На последнюю страницу дембельского альбома писаря - вместо оторванных пушек, намазанные толстым слоем клея, лягли пять медных и блестящих … олимпийских колец.
- Прижимай хорошо, отстанет!
- Это моментальный клей для шин из секретной установки! Земляк дал.
- Надо себе такого клея взять!
- Лошадям подковы клеить?
- Да тише вы! Давайте назад упаковывать!
- Да что тише?! Брось просто так! Ему и так сойдёт! Не может музыкант на дембель старшиной уйти?!? Жлоб! Жлоб и антисемит!

***

Оркестр играл «Прощание славянки», не в ногу и расслабленно, под солдатские аплодисменты, часть 63148 покидали дембеля 1989 года. Замыкал колонну маленький и все еще хмельной писарь Ян - олимпиец, живший рядом с богами, выше богов!

Категория: В/Ч 63148 | Добавил: музыкант (29.01.2010)
Просмотров: 865 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 6
0
6 вокалист   [Материал]
Шик, стиль, и блеск! Я призвался в декабря 89 года, как раз примерно в то время, о котором повествует рассказ. Только вот летенанта Бицепса я застал зав. клубом, как и жену его красавицу, зав библиотекой. Где то есть её фотка, с оркестром, сканирую и выложу в альбом. При моём уходе на дембель в декабре 91, он всё ещё оставался в этой должности но помоему, если я не ошибаюсь, получил капитана. КАк то мы с ребятами заклеили табличку клуба с надписью солдатский клуб А,Ч 63148, красной вывеской с надписью "Голубая устрица" ! Бицепсу влетело, от вышестоящих бонз. Так, что Бицепча как завсегдатаи клуба, я и не только, а весь мой призив музыкантов, помнит хорошо. В рассказе, Бицепс увольняется из части. Не знаю, что послужило причиной продолжения его службы, но то, что он служил ещё при мне, 100%
. А вообще рассказ познавательно-красивый! Пять баллов! smile Я от души смеялся когда читал! Спасибо!!!

0
5 patriot   [Материал]
Даёшь сборник!!!!!

1
Писать обязательно! Оба рассказа - на Ура! И еще... корыстный такой интерес... если будет опубликован сборник или брошюры... подскажешь, где взять? Это же не просто рассказы и небылицы про армию, это НАША молодость, НАША часть... Спасибо!

1
3 Romantik   [Материал]
Рассказ просто супер!!! Начал читать и не мог оторваться, как будто перенесся в то время когда служил в нашей славной части. Я призвался в 89г. и после учебки был писарем в штабе части. Большое спасибо за воспоминания, с нетерпением буду ждать следующих рассказов. Ещё раз огромное спасибо!!!

1
2 Noris   [Материал]
Скажу на жаргоне TV-шников. Просто ВАЛЮТА !!! (Очень клёво)

1
Написано замечательно! Колоритно! Огромное спасибо!!!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2020